Советы психотерапевта попавшим в чрезвычайную ситуацию

Расскажите, как следует вести себя тем людям, которые выжили, но пострадали или попали в зону теракта?

1. По возможности справиться с паникой. Посчитать до пяти, подышать глубоко и т.п. Среднему человеку не стоит надеяться на то, что мгновенная интуитивная реакция будет наилучшей, скорее — наоборот.

2. По возможности укрыться в какую-нибудь нишу, угол и т.п.

3. Оглядеться и постараться понять, что происходит.

4. Осмотревшись, выяснить и решить, нужно ли и возможно ли оказать кому-нибудь помощь. Кстати, подумать о других и о возможности оказать помощь — один из хороших способов справиться с собственной паникой. Не лезть без необходимости (это создает лишнюю толчею), но и не отказываться от возможности помочь, если такая возможность есть.

5. Соображать, как и куда можно отсюда убраться, как и кому можно и нужно помочь в этом.

6. Если с взрослым человеком находятся дети, их нужно прежде всего успокоить (а для этого — успокоить себя), им нужно обязательно задать программу поведения (в доступной для данного возраста форме), если — не дай Бог — они окажутся одни, а, кроме того, нужно постараться, чтобы событие оказалось минимально травмирующим детскую психику.

Нужно ли москвичам сейчас следить за развитием событий или не стоит?

Если человек находится реально в зоне теракта, то есть на той самой станции метро, то следить за развитием событий ему, конечно же, крайне необходимо.

Если же имеет место та или иная степень отдаленности, то первое, что нужно для себя решить, это вопрос: а насколько все это имеет ко мне отношение. В любом случае поведение человека непосредственно зависит от того, как он представил себе ситуацию; чем реалистичнее представление, тем более адекватно поведение. Необходимо сказать, что когнитивная картина ситуации для каждого человека зависит от его системы контекстов, в которые он помещает события. Паникер будет рассматривать любую информацию как повод для паники, человек действия будет искать, что можно сделать (хотя чаще всего сделать нельзя ничего), обыватель постарается понять, что его это (слава Богу!) не коснулось, и займется текущими делами (как ни странно, он наиболее адекватен). Даже люди, находившиеся на тех самых станциях метро, скорее всего, в конце концов, постарались попасть на работу или вообще туда, куда ехали.

У вас есть какая-то своя теория насчет того, как москвичу — среднему обывателю справляться со своей реакцией на события. Расскажите о ней, пожалуйста.

Само словосочетание «информационное воздействие» обнаруживает глубокое противоречие того, о чем идет речь. Чтобы с этим разбираться, нужно еще остановиться перед вопросом, о каком человеке идет речь. Если мы говорим о человеке толпы, то он-то как раз ждет, даже требует «воздействия» (а вовсе не информации к собственному размышлению), так что свобода воли (относительно которой имеет смысл вопрос «как должен») может быть приписана лишь воздействующему, а вовсе не этому псевдочеловеку. Относительно же нормального человека (каковым, с моей точки зрения, человек толпы не является) ответ прост: нужно стараться выуживать информацию и по возможности блокировать воздействие источников информации.

Это, конечно, не просто, но для этого, с другой стороны, наработано много методов и техник. Но есть и специальные информационные техники, позволяющие выуживать информацию и блокировать воздействие. Вспомните, как в советские годы умелые люди читали газеты, сейчас это пригодится.

Всегда сразу после теракта у людей появляются страхи. Появляется образ врага. Это естественная реакция? Как следует относиться к этому?

Страхи конечно появляются. Чувство незащищенности и прочее. Собственно для того, насколько известно, теракты и совершаются. К сожалению, появляется и образ врага, как правило, имеющий мало общего с реальностью и в большой степени зависящий, опять же, от текущих фреймов. Не так давно это были «евреи» («если в кране нет воды, значит, выпили жиды»), теперь это чаще всего «лица кавказской национальности». Это естественная реакция для больших масс народа, попытка локализовать страх и найти «адрес» для противодействия. К сожалению, большинство населения не обладает достаточной культурой мышления даже для того, чтобы понять, что локализация «врага» — дело сложное и простому обывателю недоступное.

Люди хотят «иметь свое мнение», а поскольку сформировать таковое они реально не в состоянии, то это «свое мнение» им подсовывают: иногда администрация (если достаточно поворотлива), чаще — текущие предрассудки. К счастью, в нынешней ситуации масса достаточно инерционна, так что можно надеяться, что «действия против врага» (типа погромов) маловероятны. Событие просто «заспят», и хорошо. Хотя напряжение, конечно, растет, и если какие бы то ни было силы «идентифицируют врага» достаточно убедительно, то это может вылиться во что-то неприятное.

Михаил ПАПУШ