Как защитить свой бизнес от рейдера

Вопрос защиты бизнеса от недружественного поглощения в последнее время приобретает все большую остроту. Это связано с кризисными явлениями и в мировой, и в отечественной экономике: подобного рода затруднения всегда являются благодатной почвой для приращения собственных активов за счет ослабления конкурентов. Более того, растет риск уничтожения именно наиболее успешного, инновационного бизнеса: его финансовым источником, как правило, являются заемные средства, и такие предприятия значительно зависят от кредиторов.

Понятие рейдерство в России прочно ассоциируется с масштабными захватами корпоративной собственности, «перетряхиванием» рынка корпоративного контроля, нарушением огромного количества законодательных актов. При этом совершается вывод активов из владения законных собственников. Не будет преувеличением утверждение, что рейдерство подрывает уважение к правам собственности, препятствует долгосрочным инвестициям, резко ухудшает международный имидж российского бизнеса. По словам Г. Грефа «чистка» слабых предприятий на законных основаниях может быть полезна для экономики, однако в России рейдерство зачастую носит криминальный характер и активы отбираются у эффективных собственников

Со времени начала мирового финансового кризиса все более возрастает роль банков в недружественном поглощении. Вкратце смысл их участия в этом таков: общая финансовая перекредитованность в условиях нехватки реальных денежных средств приводит к возникновению серьезнейшей зависимости от кредитной организации. Соответственно, у последней два пути - реструктурировать долг либо "порвать" должника, взыскав в счет погашения обязательства все его имущество. В случае если бизнес или активы такого клиента не особо интересны, банку выгоднее договориться о реструктуризации долговых обязательств и все же получать то, что можно, от должника. Но бывает так, что банк резко отказывается от сотрудничества (либо заявляет о нем только на словах) и начинает "закрывать" должника. Причем происходит это отнюдь не от того, что кредитной организации так нужен на балансе непрофильный актив, и даже не для перепродажи на рынке (это тоже отдельный, весьма сложный процесс). Суть в том, что, как правило, за банком в данной ситуации стоит некое третье лицо, заинтересованное в приобретении бизнеса, и которому скупка разоренного, ослабленного предприятия обойдется существенно дешевле, нежели его приобретение у собственника, если тот захотел бы продавать.

Необходимо отметить, что термин « рейдерство » произошло от английского ”the raid” - «набег», «внезапное нападение» (причем характерно, что аналогичное значение и даже написание это слово имеет на языках всех морских держав - испанском, немецком, французском, русском ) языках, а рейдерами (как и корсарами) в старину называли самостоятельно действующие военные корабли, которые, в отличие от пиратов, служили правительству и нападали только на корабли и поселения, принадлежащие враждебной стране.

Недружественные корпоративные захваты собственности успешно функционирующих фирм, компаний, предприятий, притом в таких формах, как рейдерство (англ. raider - налетчик), стали сегодня крайне опасным социальным злом для "здоровья" национального хозяйства и мощным, постоянно действующим фактором воспроизводства нецивилизованного характера значительной части отечественного предпринимательства. Объектом интереса рейдеров далеко не всегда являются экономические конкуренты. Привлекательны все формы предпринимательства, бизнеса, собственности, способные стать источником наживы рейдера. В связи с этим актуальным становится выявление причин, способствующих появлению и расцвету в современной России этого пагубного феномена. Хотелось бы отметить, что рейдерство представляет собой часть более широкого явления – корпоративных конфликтов. Из многочисленных определений понятия «конфликт» к корпоративным конфликтам наиболее подходит термин «столкновение», поскольку именно столкновение экономических интересов его участников как раз и лежит в основе любого такого конфликта.

Что касается определения термина «рейдерство», то многие журналисты, юристы, публицисты и ученые до сих пор спорят о том, что такое рейдерство (захват предприятия). Хотя все понимают, что данное явление само по себе плохо и с ним нужно бороться. Необходимо также отметить, что понятие « рейдерство » пришло к нам из США, где в начале 80-х годов называли специалистов по захвату предприятий либо захвату оперативного управления данными предприятиями.

Исходя из анализа различных толкований недружественного поглощения юридического лица, Сергей Кашурников предлагает следующее определение: недружественное поглощение хозяйствующего субъекта - это деятельность юридических и (или) физических лиц, направленная на установление полного или частичного контроля над обществом и (или) завладение его активами с применением юридических, физических, финансовых и иных способов и средств вопреки воле руководителей и собственников этого акционерного общества.

Антикоррупционным Комитетом были разработаны пять признаков, позволяющих определить понятие « рейдерство » (захват предприятия):

1. Действия направлены на завладение чужим имуществом;

2. На завладение чужим имуществом было потрачено меньше средств, чем стоит само это имущество; Последующая легализация захваченного имущества;

3. Завладение происходит вопреки воли собственника.

При синтезе данных признаков можно выделить определение захвата предприятий в том понимании, которое дал Национальный Антикоррупционный Комитет.

Захват предприятия — это действия направленные на завладение чужим имуществом (организацией, активом), происходящее вопреки воле собственника, на завладение которым потрачено меньше средств, чем оно оценивается по рыночной стоимости, с последующей легализацией данного имущества. С данным определением можно не согласиться по той причине, что на захват предприятия может быть потрачено больше, чем оно стоит на самом деле. К тому же если это акционерное общество, то мнения собственников могут разделиться, и перехват управления над обществом будет опротестовываться одним собственником, но происходить с согласия другого. Таким образом, и данное определение не подходит. Для того, чтобы четко понять что такое захват предприятия необходимо понять сущность самого предприятия, его имущества с точки зрения российского законодательства.

Таким образом, анализируя вышеприведенные понятия захватов предприятия, получается, что захват предприятия ( рейдерство ) — это действия, направленные на завладение предприятием как имущественным комплексом, с нарушением норм уголовного права, против воли собственника с приданием преступным действия вида легитимности и с использованием недостатков в законодательстве. Признаки захвата предприятия:

Действие, направленное на завладение предприятием;

Нарушением норм уголовного права;

Придание своим действиям легитимности;

Против воли собственника;

Использование недостатков законодательства.

Важно отметить также, что захват предприятия ( рейдерство ) следует отличать от поглощения.

Во-первых, поглощение бывает двух видов: дружественное и недружественное. При дружественном поглощении одно предприятие присоединяется к другому, при недружественном поглощении одно предприятие приобретает контроль над другим против воли собственника. А во-вторых, рейдерство (в зарубежном понимании) — это недружественное поглощение, основанное на противозаконных методах. Однако, сегодня за рубежом рейдерством называют скупку акций предприятия вопреки желанию контролирующих его владельцев, с последующим переизбранием совета директоров.

Эксперты разделили понятие «рейдерство» на три вида:

1. «Черное» рейдерство - самая криминальная разновидность, всегда откровенно связанные с насилием, явно незаконный захват собственности. Включает использование исключительно незаконных действий для установления контроля над предприятием – шантаж, силовой вход на предприятие, подделка судебных решений, реестра акционеров и т.д.

2. «Серое» рейдерство – более мягкий вариант, сочетание квазизаконных и незаконных мер – подкуп судей для ускорения принятия законного решения на основании поддельного реестра акционеров, шантаж контрагентов предприятия для создания ситуации невозможности продолжения деятельности и т.д. В ситуациях «серого» рейдерства трудно разобраться, кто прав, а кто виноват. Они как бы развиваются в рамках закона, что оказывается возможным ввиду несовершенства законодательства.

3. «Белое» рейдерство – квазизаконные действия – срыв собрания акционеров, использование пробелов в законодательстве, организация забостовок или проверок контролирующими органами и т.п. При организации забастовок подкупаются руководители профсоюзов, при инициировании проверок – сотрудники контролирующих организаций. На Западе белое рейдерство – законное поглощение компании, синоним слияниям и поглощениям.

Не является тайной тот факт, что одной из угроз экономической безопасности является рейдерство или «экономического бандитизма», который в последние годы получил широкое распространение. В Российской Федерации давно оценили общественную опасность противоправных захватов имущественных комплексов юридических лиц (так называемых рейдерских захватов). Напомним, в апреле 2009 года в Симоновском суде Москвы был вынесен приговор семи руководителям одной из наиболее успешных рейдерских структур страны – Инвестиционной компании «Россия». От их действий пострадало более 50 предприятий. Однако, несмотря на разгром крупнейшей рейдерской компании, расследование ряда уголовных и арбитражных дел, связанных с ее участниками, постоянно наталкивается на различные препятствия. Как утверждают представители потерпевших от рейдерских захватов, бывшие участники ИК «Россия», которые по каким-то причинным не находятся под следствием, и сегодня продолжают заниматься своим делом по незаконному отъему чужого имущества.

Особый цинизм таких преступлений заключается в том, что захватчиков, как правило, не интересует производство, захват завершается отчуждением наиболее ликвидных активов предприятий, в первую очередь, недвижимости.

Массовые корпоративные поглощения, а фактически — преступные действия по захвату предприятий ведут к утрате уникальных производств, в том числе и в сфере высоких технологий. Вместо них появляются многочисленные офисы торгово-посреднических фирм, зарабатывающих не созданием материальных ценностей, а их перепродажей.

Наблюдается тенденция вовлечения в корпоративные конфликты органов исполнительной власти и правоохранительных структур, частных охранных предприятий, а также всевозможных неформальных объединений криминального толка. В итоге действия по «слиянию и поглощению» превращаются в жестокие столкновения с применением оружия и причинением телесных повреждений.

В настоящее время рейдерство - составная и довольно мощная часть коррупционного рынка России. Существует тесная причинно-следственная связь между коррупцией и рейдерством - коррупционные правонарушения создают благоприятные условия для рейдерской деятельности; коррупция является питательной средой для рейдерства. Указанная взаимосвязь прежде всего обусловлена тем, что в России бизнес по захвату предприятий отличается большой латентностью и чрезвычайно выгоден: прибыль по разным оценкам составляет от 100 до 500% от вложенных средств.

Применение рейдерских технологий, основанных на нарушении (частичном нарушении) законов, практически невозможно без участия коррумпированной государственной системы - различного уровня коррумпированных чиновников (например, из администрации города или района), сотрудников органов, регистрирующих права собственности, судов, налоговых и правоохранительных (особенно оперативно-следственных) органов и т.п. Поэтому лица, участвующие в рейдерской деятельности, нередко имеют устойчивые связи в силовых структурах, судах и органах государственной власти, что позволяет им получать инсайдерскую (внутреннюю) информацию о делах потенциальной компании-жертвы.

Уровень коррупции в сфере рейдерской деятельности наглядно демонстрируют результаты проведенного исследования по выяснению стоимости услуг, входящих в рейдерскую атаку: неправомерное судебное решение в г. Москве стоит 50 - 200 тыс. долл., в регионах - 10 - 20 тыс. долл.; получение копии нужного документа о купле-продаже из Регистрационной палаты в г. Москве - 30 тыс. долл., в регионах - 5 тыс. долл.; нейтрализация силовых ведомств (милиции, прокуратуры) - 30 - 60 тыс. долл.; возбуждение уголовного дела против определенного лица в целях его компрометации - от 50 тыс. долл.

Нередко именно совокупное криминально-коррумпированное поглощение хозяйствующих субъектов ведет к слиянию криминальных и коррупционных структур (представители криминалитета плюс коррумпированные представители государственных органов), в результате чего появляется новая разновидность организованной экономической преступности - организованное рейдерство. Коррупционные связи между лицами, участвующими в рейдерской деятельности, и коррумпированной частью правоохранительных, контролирующих и иных государственных органов могут довести до разорения любое эффективно функционирующее предприятие.

К сожалению, российская правоприменительная практика такова, признает президент группы компаний «Фоэникс» Светлана Васина, что владельцы бизнеса, подвергшиеся попыткам рейдерского захвата, зачастую сами обращаются не к публичной законной защите, а к коррупционным вариантам «перекупки» пособников рейдерства – госчиновников и силовиков. Образуется замкнутый круг. Если добавить к этому то, что сам факт рейдерства очень трудно доказать, становятся понятны такие цифры: из 40 тысяч случаев недобросовестного отъема собственности за последние годы до суда дошло только 40 дел.

Отличительной особенностью рейдерских захватов в XXI веке является использование недобросовестными участниками гражданского оборота не только грубой силы, но и тонких юридических приемов (преднамеренное банкротство, скупка акций или списание их по решению суда в счет погашения убытков и др.)» позволяющих, формально соблюдая действующее законодательство, в целом негативно влиять на экономические механизмы перераспределения собственности.

Об авторе Ани Саядян – выпускница факультета Анализ рисков и экономическая безопасность Финансового университета при Правительстве Российской Федерации