Кому нужен ваш багаж

Кроме вас, он нужен дежурной за стойкой регистрации в аэропорту (для взимания дополнительной оплаты за превышение веса), подмигивающему таможеннику (сами знаете для чего) и особенно... грузчикам.

Почему грузчикам? А потому, что это единственная группа персонала, которая остается наедине с вашими чемоданами, пока они проследуют от аэровокзала к самолету и от самолета до следующего аэровокзала в аэропорту прибытия.

После того как любимый чемодан получает бирку с номером, он уже становится багажом и уезжает прочь от своего владельца по ленте транспортера. С этого самого момента, согласно «Правилам воздушных перевозок», ваш багаж переходит под охрану перевозчика, что подтверждается выдачей отрывного талона (багажной бирки).

Но дело в том, что на практике перевозчик (то есть авиакомпания, рейсом которой вы будете лететь) еще не видит ваш багаж. В лучшем случае, агент компании проследит, чтобы багаж был сложен грузчиками аэропорта на телеги, а подвозиться по летному полю к самолету он будет уже только грузчиками без сопровождения и контроля. Как же тогда перевозчик может «охранять» багаж, который находится вне поля зрения авиакомпании?

Нетрудно догадаться, что это – слабое звено в документах и практической работе. И до недавнего времени способы его укрепления не интересовали издателей «Правил воздушных перевозок».

«В случаях уничтожения, утраты, повреждения, задержки в перевозке багажа … сразу после выявления неисправностей в перевозке оформляется акт про неисправности при перевозке багажа (PIR), который подписывается перевозчиком и пассажиром. Отсутствие акта про неисправности при перевозке багажа не может быть причиной отказа перевозчиком в принятии претензий от пассажира…»

Так исторически сложилось, что пассажиры не имеют времени на письменную перепалку и выяснение отношений с авиакомпанией из-за тюбика зубной пасты, бритвы или полотенца, пропавших из багажа. Рядовые граждане не знакомы с «Правилами перевозок» и даже не знают об их существовании. А ведь это практически единственный источник информации, в котором подробно раскрываются права и обязанности перевозчика и пассажира.

Эти самые правила не рекомендуют включать в багаж ломкие, хрупкие предметы, которые бьются или быстро портятся, деньги, ключи, драгоценности, электронное оборудование, изделия из драгоценных металлов и серебра, техническую документацию, деловые документы, ценные бумаги, медикаменты, медицинскую документацию, паспорта и другие идентификационные документы и образцы.

Очевидно, что помещение в багаж ценных бумаг, паспортов или деловых документов физически не влияет на факторы полета и управление воздушным судном. Так что же, правила перевозки признают вероятность кражи и таким образом пытаются предупредить граждан?

А вот электронному оборудованию угрожает не только кража, а также возможность быть раздавленным или разбитым. При загрузке багажа на телегу или в багажник самолета на вашем чемодане могут лежать еще несколько, при этом масса каждого из них будет 20 кг (если нет превышения нормы).

А как же камеры наблюдения, агенты сопровождения, бортпроводники? Ведь кто-то же следит и отвечает за сохранность багажа! Ответ прост.

Факты кражи и вскрытия багажа – это результат хорошо продуманной системы, групповой работы бригады грузчиков. О наличии и местонахождении «слепых зон» (зон, не попадающих в охват камерами) грузчики хорошо проинформированы. Непонятно только, каким образом. И работа их строится не на случайном открывании первой попавшейся сумки или сумки без замочка (хотя бывает и такое), а на вскрытии заранее намеченных сумок, содержание которых заинтересовало после прохождения «телевизора».

Во время погрузки багажа в грузовое отделение самолета рядом на земле находится достаточно много персонала различных служб. Бортпроводник и агент авиакомпании, наблюдающие за погрузкой багажа с телеги на самолет, тем более, заинтересованы в сохранности багажа, так как являются материально ответственными лицами.

Но и здесь есть слабое звено. Часто пассажиры поднимаются на борт еще до окончания загрузки и могут увидеть устройство багажников и процесс погрузки. Один или два грузчика находятся внутри багажника (не заглянув внутрь увидеть, что они там делают совершенно невозможно), а другие снаружи подают им сумки и оттесняют наземный персонал. Вот тут-то и происходит самое интересное. Рабочие комбинезоны и куртки превращают грузчиков в Карлсонов за счет объемности фасона, наличия множества кармашков. Наполняй «робу» от души, и никто не догадается.

И пока отцы-депутаты и Министерство транспорта не внесли никаких кардинальных изменений, нам (пассажирам) остается только один способ защиты – оборачивать сумки целлофаном и брать все самое ценное с собой в ручной клади.

Надеюсь, стремление приблизиться к мировым стандартам скоро почувствует на себе и авиация и говорить о таких вещах нам не придется.

Ольга Разумная