О «свободном ношении» оружия самообороны После публикации Постановления Правительства Российской Федерации от 8 ноября 2014 г. № 1178 (далее - Постановление) у многих граждан и юридических лиц возник ряд вопросов относительно «свободного ношения» огнестрельного длинноствольного и короткоствольного оружия.

Средства массовой информации так же поголовно обсуждали эту тему. Как результат – граждане радостно поддаются трактовке о возможности свободного ношения огнестрельного оружия в целях самообороны, даже не обратив свое сознание к изучению полной редакции этого Постановления.

В редакцию «ГардИнфо» уже звонил руководитель ЧОО с информацией о том, что один из его клиентов собирается вместо охранников использовать собственный персонал, вооруженный ружьями.

Так в чем же истина?

В рамках п. 17 Постановления ношение и использование оружия осуществляется на основании выданных органами внутренних дел лицензий либо разрешений на хранение и ношение, хранение и использование конкретных видов, типов и моделей оружия:

а) должностными лицами государственных органов и лицами, подлежащими государственной защите, - в порядке, установленном федеральным законодательством;

б) работниками юридических лиц с особыми уставными задачами - при исполнении служебных обязанностей;

в) работниками организаций независимо от формы собственности, занимающихся оленеводством в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, специализированных предприятий, ведущих охотничий или морской зверобойный промысел, - для охраны поголовья оленей от крупных хищников, добычи охотничьих животных, китообразных и ластоногих;

г) гражданами Российской Федерации - во время охоты, проведения спортивных мероприятий, тренировочных и учебных стрельб, а также в целях самообороны;

д) военнослужащими и сотрудниками государственных военизированных организаций, находящимися на пенсии, лицами, награжденными оружием, - на основании записи в разрешении на хранение и ношение оружия "Разрешено постоянное ношение оружия";

е) работниками подразделений Российской академии наук, проводящих полевые работы, связанные с геологоразведкой, охраной природы и природных ресурсов в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, - при исполнении служебных обязанностей во время проведения указанных работ.

Двойного толкования требований данной нормы можно было бы избежать, если в тексте п. 17 Постановления звучало бы, например, «ношение и использование оружия осуществляется на основании и в соответствии с видом выданных органами внутренних дел лицензий либо разрешений на хранений, хранение и использование или хранение и использование оружия».

В нашем же случае в связи с некорректной формулировкой п. 17 Постановления необходимо руководствоваться вышестоящим нормативно-правовым актом, а именно Федеральным законом «Об оружии» от 13.12.1996 N 150-ФЗ.

В частности, п. 6 ст. 6 Федерального закона «Об оружии» прямо устанавливает, что на территории Российской Федерации запрещается ношение гражданами в целях самообороны огнестрельного длинноствольного оружия и холодного оружия, за исключением случаев перевозки или транспортирования указанного оружия.

Поэтому утверждение о правомерности ношения гражданами в целях самообороны огнестрельного длинноствольного оружия является не соответствующим действующему законодательству РФ.

ГардИнфо    Павел Овсянников, юрист КЦ РОСС