Денежное неудовольствие

Отставные генералы требуют от власти принципиально улучшить социальное положение солдат и офицеров

На 1 июля 2011 года в Госдуме запланировано первое чтение законопроекта «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» и второго законопроекта, предписывающего внесение поправок в ряд действующих законов в связи принятием первого. Окончательные варианты обоих документов, подготовленных Минфином, представило на рассмотрение в парламенте правительство РФ. И оба, наконец получив через СМИ широкую огласку, всерьез встревожили военнослужащих, особенно тех, кто уволился или увольняется в ближайшее время из Вооруженных сил. Они увидели в этих законопроектах попытку исполнительной власти сузить социальные гарантии военнослужащим и не восстанавливать их существенно подорванный за минувшее десятилетие социальный статус. Несмотря, казалось бы, на предусмотренное проектами повышение денежного довольствия (ДД) оставленным в строю военным с 1 января 2012 года. И все ж служивые не утратили последнюю надежду на депутатов, которые пока имеют реальную возможность принципиально изменить лукаво составленные законопроекты.

КРУГЛЫЙ СТОЛ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Эта надежда и побудила Клуб военачальников Российской Федерации провести круглый стол, посвященный проблематике двух упомянутых законопроектов и связанных с ними еще двух близких к принятию законодательных актов, которые непосредственно относятся к изменению порядка начисления военных пенсий. Президент клуба экс-министр внутренних дел РФ генерал армии Анатолий Куликов пригласил на заседание автора недавних публикаций в «НВО» – заведующего лабораторией военного анализа Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара полковника в отставке Виталия Цымбала. Вместе со своим коллегой-экономистом, ведущим научным сотрудником Российской академии народного хозяйства и государственной службы подполковником запаса Андреем Приветкиным они подготовили статьи «Провал стратегии социального развития» и «Достойную пенсию военным обещают через четверть века». В них были подвергнуты самому тщательному анализу все параметры представленных правительством в Госдуму законопроектов. И выявлено множество «мин замедленного действия», которые в будущем неизбежно станут ухудшать социальное положение военнослужащих вопреки заметному повышению их ДД в начале следующего года.

Выступив с докладом перед экс-руководителями силовых ведомств, видов Вооруженных сил и специалистами, входившими в Межведомственную рабочую группу по согласованию законопроектов, Цымбал детально рассказал о результатах анализа этих документов. Выводы экономиста, мягко говоря, удручают.

«Стратегия социального развития ВС РФ на период до 2020 года», которую провозгласил в апреле 2008 года министр обороны Анатолий Сердюков, не выполнялась с момента утверждения и не будет выполняться после повышения денежного довольствия. Заявленного ввода военнослужащих в состав среднего класса не произойдет. Замыслы комплектования должностей рядового и младшего командного состава (РМКС) на добровольной основе не подкреплены привлекательным денежным довольствием, поскольку законопроект сразу устанавливает его уровень на 25% ниже средней зарплаты по стране.

И это делает военную профессию неконкурентоспособной на рынке труда. Предлагаемое дополнительное премирование военнослужащих сверх традиционных надбавок к денежному довольствию необоснованно с точки зрения поощрения за добросовестную службу. Институция всевозможных стимулирующих надбавок неполна и неубедительна. Их фактическая цель – сохранить по возможности меньшей долю в ДД, которая будет использоваться как база для расчета военной пенсии (ВП). Сейчас соотношение базовой части и набора надбавок предлагают сделать: 50 на 50.

Новая система пенсионного обеспечения вообще выглядит наиболее противоречивым и слабым местом законопроектов. Они уже сейчас показывают, что недавние обещания руководителей страны довести в ближайшие годы отношение ВП к ДД до 70%, нереализуемы в принципе. Цымбал и Приветкин посчитали на примерах целого ряда воинских должностей, что на момент введения новой системы денежного довольствия и пенсионного обеспечения 1 января 2012 года в среднем ВП будет составлять всего 24% от соответствующего ДД с надбавками. А рассчитанный на 23 года постепенный рост прибавок к пенсии все равно никогда не выведет их на уровень 70%. Если, конечно, законопроект будет принят парламентом в том виде, в каком предложен правительством. Необходима очень основательная его корректировка.

ДЕЛИТЕ ТО, ЧТО ВАМ ДАЮТ

Инициатор проведения круглого стола вице-президент Клуба военачальников РФ генерал армии Андрей Николаев, выслушав доклад экономиста, предложил собравшимся хорошо подумать над тем, что именно нужно изменить в законопроектах. А затем «участвовать в качестве экспертов высшего уровня в рамках парламентских слушаний, когда проекты будут проходить чтения в Государственной Думе и Совете Федерации».

Со своей стороны, генерал Николаев обратил внимание коллег на самый главный, по его мнению, недостаток законопроекта «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат». Тот вариант, что предложен на рассмотрение, не будет законом прямого действия. В нем слишком много «отсылочных» норм. То есть декларируется какое-то общее положение, и тут же правительство наделяется полномочиями решать: каким образом, в каком объеме и когда оно должно реализовываться. Собственно норму закона будет определять правительство, практически имея возможность еще и переложить это право на то или иное ведомство.

«В чем была ценность Закона «О статусе военнослужащих»? – поставил вопрос Николаев. – Мы по нему жили достаточно длительный период времени. И он был законом прямого действия. И все вопросы, которые касались социального статуса военнослужащих, включая денежное довольствие, были прописаны в законе напрямую. И в этом законе было очень важное положение, которое потом всячески размывалось исполнительной властью – и президентом, и правительством Российской Федерации. Но сначала существовали такие нормы, что их изменения можно было сделать только внесением прямых поправок непосредственно в этот закон. В предлагаемом документе это отсутствует. Теперь в принципе в социальный статус военнослужащего, проходящего особый вид государственной службы, может быть внесено изменение министерствами, ведомствами, правительством РФ. Иными словами, пытаются установить, что если у нас не хватит ресурсов, то мы просто не будем исполнять закон, а сделаем так, как нам на данный момент удобнее».

С Николаевым согласился приглашенный на круглый стол представитель верхней палаты парламента – помощник председателя комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Александр Воронин: да, отсылки к правительству встречаются очень во многих статьях законопроекта. В начале 1990-х Воронин был народным депутатом России. Он вспомнил, как, принимая в то время законы, обязательно делали к нему приложение, в котором определялось, какой и когда подзаконный акт должно принять правительство. «В нашем случае таких приложений нет, – констатировал бывший депутат. – Правительству дается право по собственному усмотрению решать эти вопросы. Как результат, после принятия федерального закона № 122-ФЗ (о монетизации льгот) и предстоящего принятия вот этих новых законов полностью потеряет свое значение Закон «О статусе военнослужащих». Он будет выхолощен до основания, и его надо будет полностью пересматривать заново».

Участники круглого стола заметили, что выхолащивание отлично работавшего закона началось с того момента, как власть решила ликвидировать привязку ДД к минимальному размеру оплаты труда (МРОТ). Поначалу в законе было четко прописано, что нижний уровень ДД военнослужащих по контракту должен равняться пяти МРОТ. И, повышая МРОТ, государство вынуждено было автоматически поднимать ДД. Этот порядок кого-то на самом верху перестал устраивать.

Между тем если бы все последние годы следовали былому правилу и одновременно с индексацией МРОТ индексировали денежное довольствие военнослужащих, то у РМКС оно постоянно было бы на 20–25% выше средней зарплаты. В том числе и сейчас, потому что в соответствии с недавно проиндексированной МРОТ с 1 июня 2001 года работодатели обязаны платить своим сотрудникам зарплату не менее 4611 руб. Пять таких зарплат составят сумму 23 055 руб.

«Ну, хорошо, пусть не нравится МРОТ, тогда давайте возьмем за основу саму среднюю зарплату по стране и установим: вот та планка, ниже которой не может быть денежное довольствие рядового контрактника первого года службы, – говорил Андрей Николаев. – Тогда у нас будет совсем другая логика удержания социального статуса военнослужащих на определенном уровне. Это должна быть норма прямого действия, вытекающая непосредственно из закона. Но нет, тут, видимо, руководствовались другой логикой».

«Для вас, наверное, не секрет, что сейчас законопроект разрабатывается не под идею, а под выделенную сумму. Под нее изыскиваются и реализуются определенные схемы выплат», – пояснил представлявший военное ведомство полковник запаса Михаил Коновалов, и.о. начальника управления социального обеспечения Департамента социальных гарантий МО. Его информация подтвердила, что вся идеология реформирования систем денежного довольствия и пенсионного обеспечения военнослужащих сведена к циничной формуле: мы (Минфин) даем вам столько-то денег, а вы (МО, МВД и т.д.) уж там сами придумайте, как их раскидать на всех. Отнюдь не достойное материальное вознаграждение за воинский труд, не высокий социальный статус военнослужащих и военных пенсионеров, не конкурентоспособность на рынке труда профессии защитника страны имели в виду финансисты, выделяя какие-то средства силовым структурам. Поэтому в последнем варианте законопроектов и снижены на четверть размеры будущего денежного довольствия по сравнению с объявлявшимися полгода назад. А для военных пенсий вообще придумали крайне странную схему расчета. Иначе не получалось распределить то, что дали.

ПЕНСИЯ ЗАСЛУЖЕНА В ВОЙСКАХ

Но не только бросающиеся в глаза недостатки в предлагаемой системе пенсионного обеспечения обнаружили участники круглого стола. Обратили внимание и на скрытые ограничения размеров пенсий. Причем бывшие военачальники, беспокоясь, разумеется, о своих нуждах, все же больше вели речь о явном ущемлении интересов людей, не дослужившихся до генеральских погон.

Экс-главком ВВС генерал армии Петр Дейнекин заметил, что в армии за последние годы периодически понижали категории соответствия воинским званиям на многих штатных должностях. И офицерам, которые увольнялись с «полковничьей» должности и получили такое звание, теперь рассчитывают и намерены дальше рассчитывать пенсию так, будто они закончили службу на «подполковничьей», а то и «майорской» должности. Огромному количеству офицеров фактически отказано в признании той карьеры, что они сделали в Вооруженных силах.

Особенно это касается тех, чьи должности в ходе реформирования были не без умысла переименованы, «распогонены» и замещены гражданскими служащими или совсем упразднены. А те, что были когда-то, сейчас включены в список так называемых нетиповых воинских должностей. По ним для расчета пенсий определены соответствия каким-то ныне действующим должностям. И вот тут-то многим офицерам уготованы неприятные сюрпризы. Иной подполковник, некогда возглавлявший серьезную службу в войсковой части или преподававший в военном училище, может вдруг обнаружить, что сегодня он уравнен, скажем, с командиром взвода – старшим лейтенантом или в лучшем случае с капитаном. Все так устроено опять же ради максимально возможного снижения начисляемой пенсии.

«Надо закрепить в законе норму прямого действия, по которой будет сохраняться должностная номенклатура, существовавшая на момент увольнения военнослужащего в запас, – предложил генерал Дейнекин. – Чтобы людям рассчитывали пенсию, исходя из того должностного уровня, которого они достигли за 25–30 лет добросовестной службы».

Ну а формула расчета военной пенсии, предлагающая отказаться от действующей президентской надбавки в 1000 рублей и растянуть постепенное увеличение ВП по 2% в течение 23 лет, несколько раз вызывала всплеск эмоций среди участников круглого стола. Кроме желания финансистов еще сэкономить на военных пенсионерах, иной логики в подобном решении эксперты не увидели. Ведь в законопроекте нет также ясных указаний на обязательность ежегодной индексации ВП, компенсирующей инфляцию.

Бывший начальник правового управления главного командования Внутренних войск генерал-лейтенант запаса Виктор Тонконогов так обрисовал ситуацию: «Предлагаемый стартовый размер пенсии в 54% от суммы окладов по должности и званию и надбавки за выслугу лет, может, будет приемлем для военнослужащих, увольняющихся сегодня в возрасте 45–50 лет. Они, думаю, сумеют еще найти себе заработки. И как-нибудь переживут мизерные прибавки к пенсии. А вот пенсионерам старше 60 лет нужно обеспечить получение 100% установленной пенсии гораздо раньше, а не при достижении 80 лет».

Очень разумным назвал это предложение генерал Николаев: «Если офицер достиг того возраста, когда ему пересчитывают дополнительную пенсию за трудовую деятельность после службы, то с этого момента военнослужащий, формально выходя теперь в отставку, должен уже иметь полное обеспечение и военной пенсией». Не секрет же, что после 60 лет военнослужащим трудно реализоваться в гражданской жизни. Во многих местах работодатели просто увольняют их, как и других граждан, даже если они вполне устраивали как работники. Николаев в принципе против установления 23-летнего периода постепенного увеличения пенсии: «Человек либо выслужил ее, либо не выслужил. Как можно потом на пенсии добирать? Раньше как было? Я зарабатывал начальный размер пенсии, а потом, подчеркиваю, продолжая служить, добирал до 85% максимально. Это на службе я делал. А теперь что: никакой логической связи между продолжительностью военной службы и ростом пенсии. Вам ее повышают просто за то, что вы дольше живете…»

«Это против здравого смысла!» – дружно зашумели участники круглого стола. И только представитель Минобороны Коновалов молча потупил взор. Понятно почему: несколькими минутами раньше он сообщил военачальникам, что в начале обсуждения законопроекта рассматривался вопрос о разделении пенсионеров на тех, кто уволился до января 2012 года, и тех, кто будет увольняться после. И рассчитывать им пенсии хотели по разным схемам. Но поскольку в том варианте вообще не предусматривалась какая-либо индексация ни тем, ни другим, Минобороны добилось от Минфина согласия хотя бы на 2% ежегодного повышения пенсий. Считают это большим успехом. Сейчас все пенсионеры при всех одинаковых условиях – должность, звание, выслуга – пенсию будут получать одинаковую, не важно, кто когда уволился.

«А ведь можно было сделать так, чтобы военнослужащим, которые находятся на пенсии 10 и более лет, сразу засчитали годы, прошедшие после увольнения в запас, – предложил Анатолий Куликов. – Чтобы начисляли проценты по этой прибавке не с 1 января 2012 года, будто они уволились только-только, а за весь период фактического нахождения на пенсии».

Собравшиеся эксперты это предложение поддержали и решили вместе с другими наработками клуба военачальников направить во все высшие органы исполнительной и законодательной власти. Правда, Михаил Коновалов выразил большое сомнение, что это как-либо поможет увеличить объем бюджетных средств, уже выделенных Министерством финансов на денежное довольствие и пенсионное обеспечение военнослужащих. На что Андрей Николаев ответил: «Я не первый раз слышу, что фактически Минфин определяет статус военнослужащих. Но его должны определять президент страны как Верховный главнокомандующий, премьер-министр, поскольку он возглавляет систему исполнительной власти, и законодатели. Минфин – лишь кошелек государства. Получит указание – найдет необходимые суммы. Средства у государства есть, поверьте».

Олег Владыкин