Достойную пенсию обещают через четверть века

Чего ждать бывшим военнослужащим от представленных на рассмотрение Госдумы законопроектов

В настоящее время в РФ готовятся существенные перемены как в системе денежного довольствия (ДД) военнослужащих, так и в системе пенсионного и социального обеспечения граждан, уволенных с военной службы. Новации представлены в двух законопроектах: «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» и в отдельном законопроекте, предусматривающем внесение изменений в ряд действующих законов в связи принятием первого. А в стадии, совсем близкой к принятию, находятся еще два: «О гарантиях пенсионного обеспечения для отдельных категорий граждан» и «О внесении изменения в статью 17 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации».

Примечательно, что первая пара законопроектов не увязана со второй, а также с параллельно проходящими законопроектами, определяющими порядок денежного содержания сотрудников полиции. А ведь речь идет об общей категории граждан РФ, охватывающей всех государственных служащих (военных, приравненных к ним и гражданских).

Содержание первого из названных законопроектов по большинству нужных норм не имеет прямого действия, а лишь передаст полномочия на осуществление реальных действий президенту РФ, правительству РФ и руководителям федеральных органов исполнительной власти, имеющих в своем подчинении военнослужащих. В результате будут изменены нормы статей 12 и 13 ныне действующего Закона «О статусе военнослужащих», определяющие состав и размеры ДД. Изменится содержание ряда статей этого и других законов, определяющих социальные гарантии военнослужащих. Потом, как ожидается, изменятся основные нормы подзаконных актов. Но пока их нет. Поэтому гражданам РФ (и депутатам, которым предстоит голосовать) предлагается верить на слово, что «все будет хорошо». Согласятся ли депутаты голосовать «вслепую» – их дело. Скорее всего обещанный президентом РФ срок ввода в действие новой системы ДД и ВП неумолимо заставит депутатов согласиться с тем вариантом, который им представили.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ДЕНЕЖНЫЕ СОЦГАРАНТИИ УВОЛЕННЫМ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ

В настоящее время, если не рассматривать граждан, относящихся к ряду особых льготных категорий и имеющих право на получение особых выплат (например, участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, ветеранов боевых действий и т.п.), законодательство РФ различает три категории граждан, уволенных с военной службы.

В первую входят лица, отслужившие по контракту и уволенные с правом на ВП:

– за выслугу не менее 20 лет военной службы в льготном исчислении (в том числе засчитывается учеба в гражданских вузах);

– за выслугу не менее 12,5 календарных лет военной службы с учетом трудового стажа (в общей сумме не менее 25 календарных лет);

– по инвалидности вследствие военной травмы или заболевания, полученного в период военной службы.

Во вторую группу входят лица, уволенные без права на пенсию по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и имеющие право на получение социальных выплат:

– социального пособия, которое выплачивается в течение 5 лет в размере 40% от суммы оклада денежного содержания (ОДС = ОВЗ + ОВД), состоящего из окладов по воинскому званию (ОВЗ) и по должности (ОВД) с увеличением на 3% за каждый год – лицам, имеющим общую продолжительность военной службы от 15 до 20 лет;

– оклада по воинскому званию в течение 1 года – лицам, имеющим общую продолжительность военной службы менее 15 лет.

Третью группу составляют те, кто уволен без права на пенсию и социальные выплаты. В основном это военнослужащие, проходившие военную службу по призыву на должностях рядового и младшего командного состава (РМКС), то есть солдаты, матросы, сержанты и старшины. Вопрос по влиянию их службы на будущие гражданские пенсии всегда был неясным, кроме случаев, когда некоторым из них могла быть назначена пенсия по инвалидности.

В других государствах действуют другие порядки. Например, в США под статус «ветерана» подпадают все граждане, прослужившие на действительной военной службе не менее срока, установленного для курса подготовки новобранца. А это, как правило, 180 суток. На них распространяются льготы и привилегии, предусмотренные разделом 38 Свода законов США. И занимается ими Министерство по делам ветеранов. В России такого нет.

ИЗМЕНЕНИЕ ОСНОВНОЙ ФОРМУЛЫ ИСЧИСЛЕНИЯ РАЗМЕРА ВП ЗА ВЫСЛУГУ ЛЕТ

Исходя из отечественных традиций, рассмотрим перемены в ВП, которые произойдут после принятия упомянутых выше законопроектов и необходимых для их реализации подзаконных актов с обещаемыми параметрами ДД и ВП. А именно, что будут установлены новые размеры ОВЗ и ОВД – такие, как это подано в документах, сопровождающих законопроекты, что будет новая ежемесячная надбавка за выслугу лет (ЕНВЛ), которая вводится вместо действующей процентной надбавки за выслугу лет (ПНВЛ). Кроме того, будем считать, что статья 43 давно действующего федерального закона 1993 года № 4468-I дополнится новой частью, в результате чего изменится основная формула исчисления ВП для большинства пенсионеров. Считаем, что в таких формулах должны разбираться не только все военные пенсионеры, но и вообще все военнослужащие, имеющие образование на уровне среднего. Потому и приводим их в статье.

В этих формулах Твс – выслуга лет, от величины которой и от оклада денежного содержания по-разному зависят нынешняя и будущая надбавки за выслугу лет.

Традиционная надбавка ПНВЛ(Тв) = ОДС х m(Твс), где значение коэффициента m(Tвс) меняется от 5% при Тв = 0,5..1 лет до 70% при Тв > 25 лет. А предлагаемая новая ЕНВЛ(Твс) = ОДС х n(Твс) зависит от n(Твс) = 10% при Тв = 2..5 лет до n(Твс) = 40% при Тв >25 лет.

k1(Твл) = (50 + Твл х 3)% – понижающий множитель, тоже зависящий от выслуги лет (льготной) Твл, ограниченной верхним значением, равным 85%.

k2(Тпв) = (54 + Тпв х 2)% – новый, предлагаемый понижающий множитель, который зависит от времени Тпв будущего пребывания на пенсии после 2012 года и определен так: «В размере 54 процента и начиная с 1 января 2013 года ежегодно увеличивается на 2 процента по достижении 100 процентов». Только в 2035 году множитель k2(Тп) приблизится к 1.

ДПр – доплата, вводившаяся указами президента РФ (вначале № 176 от 18.02.2005 в размере 240 руб/мес., затем № 1091 от 01.09. 2010 в размере до 1000 руб/мес.). Эта доплата была существенной для низкооплачиваемых пенсионеров, но менее значимой для тех, у кого ВП велика, а станет еще большей.

Даже без выполнения конкретных расчетов, просто из анализа формул можно заметить, что при общем росте ВП этот рост будет неравнозначен для различных категорий военнослужащих. Так, из-за исключения из формулы «президентской» доплаты более всего будут ущемляться пенсионеры из числа РМКС, которые дослужат до пенсии, но она окажется относительно низкой. А из-за растяжки роста коэффициента k2(Тпв) на 23 года, к сожалению, не дождутся достойной пенсии многие пожилые пенсионеры.

Еще в большей степени будут ущемлены молодые пенсионеры, которые (служба есть служба!) могут стать инвалидами, и члены семей военнослужащих, потерявшие кормильцев (война есть война!). Это объясняется тем, что размеры пенсий по инвалидности и по случаю потери кормильца определяются окладами. А они у молодых военнослужащих низки. Успокаивающие заявления о том, что молодые пенсионеры и осиротевшие дети погибших отцов не окажутся в беде, поскольку им будут предоставлены социальные надбавки на региональном и муниципальном уровне, считаем несостоятельными. Уменьшать такие расходы федерального бюджета, перекладывая их на нижестоящие бюджеты, – постыдное дело.

Указанные недостатки новой системы исчисления пенсий бывшим военнослужащим приводят к выводу о необходимости корректировки той формулы расчета пенсий, которая словесно прописана в законопроекте.

НЕКОТОРЫЕ ОЦЕНКИ ИЗМЕНЕНИЙ ВП ПО НОВОЙ СИСТЕМЕ

В иллюстративных материалах Минфина, сопровождавших законопроект, показано, что ВП возрастет значимо для пенсионеров, уволенных с высокой должности. Например, ВП командира дивизии за 32 года военной службы превысит 29 000 вместо нынешних 15 220 руб./мес. И это хорошо.

А вот у лиц РМКС, если они отслужат 25 лет, ВП возрастет до уровня до 6800 у рядовых контрактников и 10 000 руб/мес. у сержантов. Достаточно ли этого? Если сопоставлять эти размеры с тем ростом пенсий, который обещан другим гражданам РФ, то окажется, что со временем ВП военнослужащих имеет шанс оказаться меньше многих гражданских пенсий. Можно ли такую пенсию считать привлекательной для заявленного, столь необходимого увеличения количества контрактников РМКС в ВС РФ и других войсках? Конечно же нет! Добросовестные и толковые (а другие армии не нужны!) граждане увидят, что тяготы и лишения военной службы им достанутся по высшему разряду, а пенсия – ниже той, которую получат их сверстники, сделавшие на рынке труда иной выбор.

В дополнение к этому рассчитаем конкретнее еще один важный показатель – размер пенсии по случаю потери кормильца жене (родителям, осиротевшим детям, вдовам) военнослужащего по контракту, рядового стрелка, если он погибнет в боевых действиях. Учтя его ОВЗ как рядового 5000 руб., ОВД по 1 тарифному разряду 10 000 руб., а также то обстоятельство, что надбавка за выслугу лет может быть нулевой, получим значение ДД для начисления пенсии 15 000 руб. А вот далее, при расчете пенсии это значение будет последовательно понижено коэффициентами (54%, который показан в формуле, и 40%, который предусмотрен действующим законом о пенсиях). Так что окончательный размер пенсии составит 3240 руб., что меньше социальной пенсии, равнявшейся 4754,2 в 2010 году. Явно недостаточно! Выше об этом уже было сказано. Надо корректировать законопроект, тем более что размер пенсии по случаю потери кормильца – военнослужащего по призыву, как следует из законопроекта, вдвое превысит социальную пенсию.

Однако в любом случае социальные потери членов семей огромны, а размеры компенсаций могли бы быть побольше. И формулировки – гуманнее. Читать «новацию», согласно которой «в случае смерти военнослужащего не при исполнении обязанностей» каждому «выгодоприобретателю» выплачивается 10 ОДС, как-то не по себе. И слово надо заменить, и размер – тоже. Напомним, что семьям пермяков, погибших при пожаре в «Хромой лошади», выплатили по 500 тыс. руб. А это вдвое больше, чем 10 ОДС у солдата-контрактника.

Как бы не получилось так, что, увлекшись расчетами для офицерских должностей, законодатели упустят из вида экстремальные ситуации, которыми чревата военная служба на нижних уровнях войсковой иерархии. Именно для них была бы спасительной доплата ДС. Ее следует отстоять несмотря на то, что по «букве» указа «президентская» доплата отменяется.

Продемонстрированное выше отношение к военнослужащим нижнего уровня тем более распространяется на бывших военнослужащих, которые ушли (уйдут) из армии без права на ВП. Это не только отслужившие по призыву, не только контрактники, отслужившие один-два срока, но и офицеры, уходящие в связи с сокращением армии. Военная организация государства и чиновники не вправе отбрасывать их из сферы внимания. Не по собственной воле оставляют они военную службу.

Проблема с их обеспечением не нова. В частности, несколько лет тому назад лабораторией военной экономики ИЭП предлагалось решать эту проблему комплексно – одновременно с созданием накопительно-ипотечной системы обеспечения военнослужащих жильем. Дабы не плодить лишние накопительные фонды, предлагалось расширить сферу использования Пенсионного фонда РФ и делать все отчисления на военнослужащих в него. Тогда это предложение было тихо отклонено без рассмотрения какой-либо альтернативы. И сейчас обсуждение упомянутых законопроектов проходит тихо, поскольку лица, непосредственно заинтересованные в решении их будущих пенсионных проблем, разобщены.

Сейчас в Совете Федерации находятся два законопроекта, содержащие ценные предложения по пенсионному обеспечению бывших военнослужащих, которые увольняются с военной службы без права на военную пенсию и без отчислений каких-либо средств на их персональные счета для получения будущей гражданской пенсии. Но этими предложениями проблема до конца не решается. Что-то можно было бы добавить в рассматриваемых законопроектах. Ведь с ростом количества контрактников РМКС актуальность вопроса о том, как компенсировать гражданам, уволенным с военной службы без права на пенсию, их отрыв от накопления сумм в Пенсионном фонде РФ за период военной службы будет нарастать. Нарушение равенства прав, оговоренных нашей Конституцией, продолжится.

Не менее важно напомнить, что законодательная база РФ и предполагает равноправие в размерах социального обеспечения всех категорий государственных служащих, где бы они ни служили. Но такого рода сопоставления в документах, сопровождающих законопроекты, отсутствуют. Более того, даже среди военнослужащих различных органов власти она не только предполагается, но и узаконивается. Оклады у них разные. Но если это хоть как-то можно обосновать в период службы, то почему это автоматически переносится на жизнь после службы? Вопрос безответный.

Не решается и проблема сопоставления размеров пенсий за выслугу лет двух категорий федеральных государственных служащих: гражданских и военнослужащих (а заодно и сотрудников правоохранительных органов).

Надо ли оставлять без объяснений то, что за продолжительное время безупречной службы на самой нижней должности государственной службы граждане обеих рассматриваемых категорий получат право на пенсию за выслугу лет. Но за разную выслугу лет и в разном возрасте. Гражданский служащий получает такое право за 15 календарных лет, но с 60-летнего возраста. Военнослужащий за 15 лет службы вообще права на пенсию не имеет, но зато получает право на военную пенсию через 20 лет службы, и ему не надо дожидаться 60 лет. Не все понятно и с размерами пенсий. Рассмотрим для примера размеры двух пенсий: за выслугу лет гражданского государственного служащего по минимальной должности в территориальном органе городского уровня и аналогичной пенсии рядового контрактника, который считается равнозначной по служебному положению. У первого за 20 лет службы расчетная пенсия несколько превысит 6000 руб./мес. У военнослужащего она, при такой же выслуге, составит 5200 руб./мес. Несколько иное, но тоже близкое будет соотношение пенсий на сопоставимо высоких должностях и равной выслуге лет. Но у гражданских служащих к указанным суммам прибавится накопительная часть пенсии по старости. Это меняет результат сопоставления. Но возникают другие вопросы: условия службы, риски, сопровождающие ее.

Ответы на эти вопросы сложны. Но сделать вид, что их нет, промолчать без объяснений – наихудший вариант поведения ветвей власти. У нас нет никаких сомнений: размеры ВП, как и размеры ДД – настолько важные параметры государственного установления, что делаться это должно единообразно, утверждаться президентом РФ. Лучше всего, если в увязке с бюджетным планированием. Тогда резко уменьшатся коррупциогенные возможности действий на подзаконном уровне.

Нуждается в объяснениях и ориентация законопроекта о ВП на будущих военных пенсионеров, которые предположительно дождутся достойной пенсии в канун и после 2035 года. Многие из них еще вовсе не служат. И для них «приманка», обещаемая через 20 с лишним лет, может оказаться мифической. Отсчитаем 23 года от нынешнего 2011-го, но не вперед, а в обратную сторону. Что тогда обещалось военнослужащим? Что сбылось?

Так что гражданам, ранее уволившимся с правом на получение ВП, и военнослужащим, собирающимся в запас и в отставку, пускать рассмотрение законопроектов на самотек не следует. Надо требовать доказательных обоснований не только законопроектов, но и подзаконного нормотворчества. И отстаивать свои интересы. Тем более что сообщество военных пенсионеров имеет свои ветеранские организации и достойные уважения традиции, которые нельзя забывать.

УРОКИ ИЗ ПРЕДЫСТОРИЙ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ

В основной период советской истории быть военным считалось почетно и обеспеченно: и ДД, и ВП были весомыми. Да и тем, кто проходил службу по призыву, время службы засчитывалось в их трудовой стаж, что при расчете гражданской пенсии тогда имело смысл.

В постсоветской России забота о лицах, отслуживших установленные длительные сроки службы, поначалу тоже была проявлена – в законе РФ 1993 года № 4468-I. Для надежности тогда военные пенсии привязали к основной части ДД действующих военнослужащих. Однако дальнейшие 90-е годы ознаменовались сокращением численности Вооруженных сил и ростом числа военных пенсионеров, которых обеспечить по прежним нормам было затруднительно. Сменилась и гражданская пенсионная система: значимость общего трудового стажа упала практически до нуля. Ситуация требовала четких, взвешенных действий. А что происходило? Поскольку обилие военных пенсионеров показалось обузой, связку ДД и ВП начали нарушать, а дальнейший рост ДД осуществлять через надбавки, а не через основные оклады, с которыми была связана ВП. Началось все, напомним, с постановлений правительства РФ 1994 года № 961 и № 1349, в соответствии с которыми произошло фактическое повышение ДД соответственно пограничникам и военнослужащим ВС РФ и других войск. Установленные права всех военных пенсионеров были проигнорированы.

Обнаружив нарушение своих прав, военные пенсионеры не промолчали. Начались долгие и затратные как для военных пенсионеров, так и для пенсионных органов судебные разбирательства. Судебные решения в пользу военных пенсионеров не исполнялись. Возврат пенсионерам долгов затягивался. Красивого в этой истории мало, но боролись пенсионеры не напрасно. Восклицательным знаком в этой истории стало вмешательство тогдашнего Верховного главнокомандующего Владимира Путина, который сам разобрался с ситуацией и подписал 18.10.2007 года указ № 1373с о ее благополучном разрешении накануне выборов. Он же осудил произошедшее и обязал двух министров (обороны и внутренних дел), а также директора ФСБ «обеспечить выплату единовременной доплаты к пенсиям».

Интересно не только мудреное чиновничье словосочетание «выплата доплаты», но и то, как это событие было обставлено с юридической точки зрения. Президент РФ, судя по тексту указа, руководствовался статьей 80 нашей Конституции и повелел «произвести лицам, проходившим военную службу, службу в органах внутренних дел Российской Федерации, единовременную доплату к пенсиям, назначенным в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года № 4468-I. Обратим внимание: указу был присвоен номер с буковкой «с», поскольку скорее всего готовился он как секретный, а президент РФ взял да и потребовал его опубликовать. А почему он мог быть секретным? Да потому, что некоторые постановления, упомянутые в нем и ужесточившие ситуацию, не были в свое время полностью опубликованы, другие документы, связанные с существом дела, но не названные в указе, – тоже. Получается, что президент РФ напомнил о Конституции РФ своим указом не столько пенсионерам, сколько тем должностным лицам, которые в 1994 году нарушили наши законы, потом упорствовали в признании противоправности своих действий.

Из этого следует извлечь не только урок о необходимости борьбы за свои права, но и другой урок: скрытность и засекреченность военно-пенсионной сферы потворствует правонарушениям. А говорим мы об этом сейчас к тому, что в проекте нового закона нет заслона от противоправного сокрытия информации при разработке подзаконных актов, то есть заложена возможность новых нарушений.

Конечно же, хорошо, что военных пенсионеров собираются порадовать и законодатели, и исполнительная власть. Обратим при этом внимание на опять же случайное совпадение – перед парламентскими и президентскими выборами!

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ НАШЕГО АНАЛИЗА

В законопроектах продолжена военно-кадровая политика, в рамках которой учитываются главным образом интересы тех, кто служит по контракту. Интересы служащих по призыву и их семей ущемляются. За время службы, когда они получают 300–700 руб./мес., они теряют не только возможный текущий доход, но и возможную часть будущих пенсионных накоплений. Да и интересы контрактников, если судить по финансово-экономическому обоснованию, учтены не полностью. Военнослужащие, которые будут уволены без права на военную пенсию, даже не упоминаются. А ведь им есть о чем беспокоиться. Расчеты свидетельствуют, что в среднем стоимость страхового года на 2011 год составляет 13 509,6 руб. А отчислять их надо, если по справедливости, то считая с 1996 года, когда начали осуществлять пенсионные накопления для всех граждан РФ, и вплоть до года увольнения – за все годы военной службы.

Чиновники говорят, как обычно, что у государства нет средств. А ведь можно было бы, например, использовать экономию фонда ДД, возникающую при сокращении численности Вооруженных сил РФ. Сейчас эти суммы уходят на премии чиновникам из Минобороны РФ за якобы их эффективную деятельность. Кто и как доказал эту эффективность?

В завершение хочется обратиться к военным пенсионерам. Жизнь показала: свои права и общую справедливость надо отстаивать – даже в преклонном возрасте! Не считать себя «отработанным паром», выпущенным военной машиной государства, не считать себя просителями милостей у чиновников. Это очень хорошо, что военные пенсионеры выиграли в начале нового века дело с «выплатой доплат», не бунтуя, а исключительно правовыми методами, подтвердив репутацию одного из дееспособных контингентов гражданского общества. Сейчас это опять важно, потому что именно в открытости бюджетных расходов на содержание военнослужащих и военных пенсионеров, в гражданском контроле над военной организацией нуждается наше государство!

Тогда и его армия войдет в число лучших современных армий.