Кремль недооценил военных пенсионеров

Партия власти окончательно потеряла доверие 4,5 миллионов самых активных избирателей

С момента, как президент России Дмитрий Медведев подписал принятые Госдумой и утвержденные Советом Федерации законы о новом денежном довольствии военнослужащих и будущем порядке начисления военных пенсий, прошло больше двух недель. Срок достаточный, чтобы в полной мере оценить, каково отношение самих служивых к вводимым с 1 января 2012 года законодательным нормам. И если они в основном устраивают действующих военных, то у офицеров запаса и в отставке вызывают практически всеобщее разочарование.

В редакцию «НВО» за последние дни обращалось множество военных пенсионеров. И все задавали один и тот же вопрос: «Остался ли еще хоть какой-то шанс на исправление законов, откровенно унижающих ветеранов?» Люди объясняли, что до самого подписания президентом этих документов надеялись на его волевое решение, которое все же отменит дискриминационные нормы в продвигаемых законопроектах. Но, увы, ничего подобного не случилось. Последняя надежда на гаранта Конституции РФ не оправдалась.

Вспомним, как несколько месяцев подряд Рунет был буквально забит резкими протестами недавно уволенных в запас и давно находящихся в отставке офицеров против попыток создать законодательный механизм, противоречащий Основному закону нашего государства. В ряде СМИ регулярно появлялись публикации, в которых указывалось на грядущее нарушение конституционных прав бывших военнослужащих. В том числе и наша газета, например, в статье «Неприкасаемые законопроекты о денежном довольствии» обращала внимание на пункт 2 статьи 55 Конституции, где записано: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Нет же, новый Федеральный закон «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», ограничивающий ряд имевшихся прав военных, был утвержден без каких-либо существенных изменений, а вместе с этим были отменены несколько неудобных для вводимого порядка положений действующих законов «О статусе военнослужащих» и «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…».

Но самым обидным для ветеранов, вызывающим их наибольшее возмущение, стало введение пресловутого понижающего коэффициента 0,54 к военной пенсии. То есть она будет начисляться военнослужащему при увольнении в запас (отставку) исходя вроде бы из суммы его последних окладов по занимаемой должности, воинскому званию и надбавки за выслугу лет. А потом ее почему-то должны уменьшить почти вполовину, умножив на 0,54. Правда, новыми законами установлено постепенное (в течение 23 лет) повышение урезанной пенсии до изначально рассчитанного 100-процентного размера. Путем ее ежегодного повышения на 2%. В том числе военнослужащим, которые уволились 10–15–20 лет назад, будто они сняли погоны только вчера. И объяснение новому порядку имеется лишь одно: не дать нынешним отставным офицерам получать слишком большую, по мнению властей, пенсию, пропорциональную повышенному в три раза денежному довольствию действующих военных. Получить же сразу полноразмерную пенсию смогут только те служивые, которые едва начали свой воинский путь и будут увольняться после 2035-го, когда ежегодные крохотные надбавки покроют, наконец, 46-процентную стартовую недоплату.

Тем самым фактически утверждено официальное разделение воинского сообщества России на достойных и недостойных. Потому что пенсия любого уволенного военнослужащего в 2012 году будет составлять по установленным нормам всего 21–22% от полного денежного довольствия, что он получал бы на своей последней должности и при своем последнем звании. Причем все это сопровождается пафосными заявлениями о том, что настала пора возвращать долги Вооруженным силам, служивым людям, изрядно обделенным и поиздержавшимся за минувшие 20 лет. Однако тем, кому государство действительно задолжало, кто вынес на своих плечах основную тяжесть обделенки, возврат определили какой-то сильно усеченный. Ну ни в чем, ни в одной мелочи законодатели, исполнительная власть не уступили требованиям и просьбам ветеранов. Явная ущербность их социального положения по сравнению с продолжающими службу военными закреплена теперь законодательно.

Думается, подобное отношение к бывшим военным – одна из самых серьезных ошибок партии власти в преддверии думских выборов. Она, по сути, окончательно оттолкнула от себя 4,5 млн. избирателей, проходивших когда-либо службу в одной из силовых структур государства и пребывающих теперь в положении военных пенсионеров. Все без исключения бывшие офицеры и генералы, что обращались в последние дни в редакцию «НВО», утверждали: ни при каких обстоятельствах не проголосуют теперь за «Единую Россию». Не знают они и кого-либо из своих бывших сослуживцев, считающих справедливыми по отношению к военным пенсионерам законы, которые представители ЕР разработали в недрах Минфина и Минобороны, ускоренно протащили через обе палаты Федерального Собрания РФ и утвердили у высшего должностного лица государства.

ТУМАН ВОКРУГ ПРИБАВОК НЕ РАССЕЯЛСЯ

Подписав законы, Дмитрий Медведев объявил: «Размер пенсий военных пенсионеров повышается в 1,5 раза или даже в 1,7 раза». И добавил, что ежегодное повышение урезанных вполовину выплат будет не 2%, как ясно прописано в законодательстве, а составит якобы 4%. Такая вот более привлекательная цифра была получена предельно простым способом: выведено среднее арифметическое между растянутыми на десятилетия прибавками к понижающему коэффициенту и обязательной по итогам каждого года индексацией денежного довольствия действующих военных и пенсий уволенных офицеров на величину инфляции. Ну, вероятно, делалось это с расчетом на восторг ветеранов, должных не заметить популистский прием и поверить в случившееся вдруг удвоение прибавок.

Неужели трудно было догадаться, что пенсионеры, буквально под лупой изучавшие сначала законопроекты, а затем принятые законы, не поведутся на подобные уловки? Однако игры с лукавыми цифрами и особенно словами продолжаются. И пусть провозглашенное с высокой трибуны «даже в 1,7 раза» – всего лишь обычное желание немножко приукрасить реальное положение дел. Оно очевидно всем… В ходу же – множество куда более тонких приемов.

Премьер-министр Владимир Путин жестко стоял на однажды озвученной позиции в течение всего 2011 года: «Военные пенсии увеличатся не менее чем в 1,5 раза». Вновь и вновь повторяя этот неизменяемый показатель, глава правительства все чаще сопровождал его превосходными эпитетами: «Значительное… существенное… беспрецедентное по масштабам повышение». И все это затем с помпой подавалось ведущими телеканалами, информагентствами и государственными печатными изданиями.

Не далее как на прошлой неделе вообще была разыграна занимательная сценка. На заседании президиума правительства под запись на телекамеры и.о. министра финансов Антон Силуанов сообщил: под новые законы заложено больше триллиона рублей, но этого недостаточно для того, чтобы механизм заработал как часы. Необходимо до 1 января 2012 года еще принять «34 нормативно-правовых акта и ведомственных акта». Владимир Путин строго заметил: «Осталось полтора месяца. Мы с вами знаем, что в последние дни декабря уже сложно чего-то добиться конкретного. Тем более изменения каких-то нормативных актов. Поэтому все должно быть сделано в самое ближайшее время. Так что вы с соответствующими финансовыми блоками министерств проводите работу самым интенсивным образом, чтобы в конце года мы не столкнулись с тем, что что-то еще не работает». Силуанов успокоил как бы неосведомленного премьера известием о проработанных, согласованных и направленных уже на утверждение в правительство 23 документах. Остальные в Минфине, Минобороны и других силовых ведомствах намерены подготовить в ближайшие несколько дней. В общем, ликуйте, служивые! На улучшение вашего благосостояния выделена колоссальная сумма, и правительство строго следит, чтобы не случился какой-нибудь сбой в получении вами «грандиозных» прибавок.

Только ведь неизвестно поныне, какими на самом деле будут эти прибавки – ни оставшимся в строю военным, ни уволенным. Потому что все это должно теперь определяться теми самыми ведомственными актами, которые до сих пор не утверждены и не оглашены. Наиважнейший среди них – перечень тарифных разрядов и тарифных ставок по каждой воинской должности и каждому воинскому званию. Непосредственно в законе или, скажем, в приложении к нему такого перечня нет. Некие пояснительные записки, всплывавшие в ходе прохождения законопроектов в Госдуме, – пустые бумажки, не имеющие никакой правоустанавливающей силы. И поскольку определять разряды и ставки поручено правительству (с подачи ведомств), очень может быть, что повышение денежного довольствия для многих военнослужащих окажется не столь значительным, как им обещали.

А для военных пенсионеров принципиальное значение будет иметь также перечень нетиповых воинских должностей, который составляется исключительно внутри ведомства. Таковой и раньше существовал, регулярно пересматривался в связи с изменениями штатов. Какие-то должности просто понижались в разряде, какие-то упразднялись совсем. Но им всем устанавливалось соответствие одной из действующих типовых должностей. И уже есть масса примеров, когда при прошлых пересмотрах офицер, дослужившийся до подполковника и увольнявшийся с равной полученному званию должности, неожиданно обнаруживал, что стал получать пенсию как уволенный в запас командир взвода, старший лейтенант.

Или, например, полковник в отставке Александр Салтыков, переведенный в ходе одного из оргштатных мероприятий на должность с понижением и уже с нее уволенный в 1995 году, написал в редакцию: «Думалось, что при расчете пенсии будет учтена служба в прежней должности. Ведь понижение случилось не по моей вине. Однако этого не произошло. В связи с чем хочется заметить, что при расчете пенсий гражданским лицам ими самостоятельно выбирается период работы с наиболее высокой зарплатой. Почему нам, военнослужащим, ставятся в этом вопросе препоны? По Конституции у нас социальное государство, но, выходит, не для всех».

Так что в 2012 году превозносимое премьером увеличение военных пенсий в 1,5 раза может стать недосягаемым для очень многих отставников, и по самым разным причинам. Хотя и эта планка сама по себе воспринимается ветеранами как весьма заниженная.

КАК ЗАСЛУЖИТЬ ДОВЕРИЕ ЛЮДЕЙ

Понятно, что Владимир Путин нуждается сегодня в поддержке самых широких слоев российского населения. А уж воинское сообщество в этом смысле имеет для него особое значение: «Я ведь был офицером почти двадцать лет, и это моя собственная среда, – признался премьер на встрече с ветеранами Вооруженных сил в Калининграде накануне утверждения президентом непопулярных среди военных пенсионеров законов. – Я эмоционально воспринимаю все проблемы, как свои собственные, чувствую себя членом этого коллектива. И поэтому очень рассчитываю на то, что информация из этой среды будет полной, объективной, что мы вместе с вами будем все делать, чтобы страну укреплять».

Что ж, «НВО» в меру имеющихся у него возможностей тоже готово подключиться к поставке такой информации. Благо к нам действительно обращаются многие офицеры, искренне переживающие и за страну в целом, и за Вооруженные силы, и за свой, мягко говоря, незавидный социальный статус. Обобщая их высказывания и оценки, можем сообщить следующее.

Ветераны с одобрением отнеслись к тому факту, что премьер-министр признал несправедливым положение, когда «быстро возраставшие трудовые пенсии» в среднем стали превышать военные пенсии. Поддерживают и утверждение о том, что пенсия военнослужащего должна быть «соразмерна его заслугам, его вкладу в обеспечение безопасности и в целом жизнедеятельности государства». Но вместе с тем очень зацепило всех ветеранов адресованное им замечание Владимира Путина: «Мы… не будем преследовать свои исключительно узкогрупповые интересы». На это отставники говорили нам: «Выходит, интересы той же кучки олигархов, получающих наибольшую часть доходов в стране, не являются узкогрупповыми. А 4,5 миллиона военных пенсионеров оказываются ограниченным кругом людей?» И приводили в редакции такие выкладки: 80% военнослужащих запаса и в отставке получают сегодня пенсию не более 8 тыс. руб. И если даже она увеличится в 1,5 раза, то в лучшем случае дотянет до минимальной пенсии по старости в Москве – до 12 тыс. руб. Именно такой ее размер вводится аккурат с 1 января 2012 года.

И еще один вопрос озадачил бывших военных. В ходе калининградской встречи премьер заявил: «Пенсия военного, конечно, должна быть чуть повыше (гражданской. – О.В.)». А вот как определить размер этого «чуть»? И где в законе прописан уровень, от которого надо всегда отсчитывать превышение? Ведь тысячи граждан и через Интернет, и почтой направляли в Госдуму, в Минфин, в Минобороны предложения обязательно зафиксировать законодательно минимальный и понятный всем экономический показатель, что станет базовым и для расчетов денежного довольствия, и военных пенсий. Но коль уж его не прописали, то нет и гарантий, что любое разовое повышение выплат очень быстро не будет сведено на нет. Помните, как это случилось с военными пенсиями в нулевые годы? В 2000-м они почти в три раза превышали средний размер трудовых пенсий. А затем год за годом это превосходство убывало и превратилось на сегодняшний день в отставание. Новые законы не исключают повторения процесса. Тем более что с 2012 года обещают (пока на словах) отнюдь не былое трехкратное превышение военных пенсий над трудовыми, а всего лишь на 30%. Да и это вызывает большие сомнения у бывших военнослужащих.

Олег Владыкин "Независимое военное обозрение"