Военные пенсии: что будет завтра

Военные пенсии: что будет завтраВ последнее время в центре дискуссий по проблемам дальнейшего развития пенсионной системы в нашей стране находится, как правило, обязательное пенсионное страхование. И не столь часто поднимается вопрос о проблемах функционирования системы государственного пенсионного обеспечения (ГПО), которая охватывает разные виды пенсий, выплачиваемых строго очерченному кругу лиц. Вместе с тем на выплату пенсий по ГПО в федеральном бюджете на 2012 год запланировано 2,294 трлн. рублей, что составляет 20,7 процента расходов всего бюджета.

Частью системы ГПО является пенсионное обеспечение лиц, проходивших военную службу, а также службу в органах внутренних дел, в Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях уголовно-исполнительной системы, и их семей. Все перечисленные выше лица российский законодатель нередко объединяет одним понятием «военнослужащие», хотя следовало бы отметить, что в разных федеральных законах в категорию военнослужащих нередко зачисляют служащих то одних, то других министерств (или служб), что говорит о нечёткости правовой базы, регулирующей отношения в рассматриваемой области.

Согласно Закону РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» (далее - Закон о военных пенсиях), к числу федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих пенсионное обеспечение военнослужащих, отнесены два министерства (Минобороны и МВД) и три федеральные службы (ФСБ, ФСИН и ФСКН). Наибольшее же количество военных пенсионеров - в Министерстве обороны России (почти 1 млн. 100 тыс. человек). Из них большая часть получает пенсию за выслугу лет (почти 87 процентов); ещё 3,5 процента - военную пенсию по инвалидности и 10 процентов - пенсию по случаю потери кормильца. Большинство военных пенсионеров проживает на территории РФ, хотя более 30 тысяч - за её пределами.

В 2012–2014 годах ежегодно на выплату военных пенсий Министерству обороны из федерального бюджета будет перечисляться по 251,9 млрд. рублей. При этом следует обратить внимание, что в соответствии с действующим законодательством военные пенсии подлежат ежегодной индексации.

Их увеличение может быть установлено на очередной финансовый год в размере, превышающем 2 процента, что было ещё раз подтверждено Указом Президента РФ от 7 мая 2012 года, в котором прямо говорится, что ежегодное увеличение пенсий гражданам, уволенным с военной службы, осуществляется не менее чем на 2 процента сверх уровня инфляции. Но принятым в прошлом году Федеральным законом РФ «О федеральном бюджете на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов» (№ 371-ФЗ от 30 ноября 2011 года) эта потребность в дополнительных средствах, естественно, не могла быть учтена. Аналогичная ситуация с финансированием и в МВД России.

В нынешней ситуации возникает широкий спектр вопросов о социальных ориентирах самой пенсионной системы. Каково должно быть соотношение между пенсией и утраченным заработком (в данном случае денежным довольствием военнослужащего)? Должен ли выступать здесь в качестве ориентира пресловутый 40-процентный коэффициент замещения, как это принято для трудовых пенсий? Есть ли какие-то масштабы соотношения разных видов пенсий (например, военной и трудовой пенсии по старости) и видов заработной платы (в частности, средней начисленной заработной платы в экономике и денежного довольствия военнослужащих)?

Если обратиться к базисным показателям денежного довольствия военнослужащих, взяв за основу примеры из Справочника по видам выплат денежного довольствия Министерства обороны России, то можно рассчитать их будущую пенсию за выслугу лет. Так, командир мотострелковой роты, дислоцированной в Хабаровском крае, получает (с учётом всех выплат) денежное довольствие в размере 83.050 рублей. Из них в соответствии с действующим законодательством базу для начисления пенсии составят 39.600 рублей (то есть 47,7 процента от всего денежного довольствия).

Ещё меньше расчётная база для пенсии командира боевой части АПЛ, дислоцированной в Арктике. Его денежное довольствие составляет 196.080 рублей (соответственно, расчётная база для пенсии за выслугу лет составит 26,1 процента от всего денежного довольствия).

Если рассчитать коэффициент замещения утраченного заработка в военной пенсии для первого и второго случаев (исходя из минимальной выслуги для назначения пенсии за выслугу лет - 20 лет), то:

- пенсия командира стрелковой роты составит (с учётом районного коэффициента) 15.057,9 рублей, или 18,1 процента от утраченного заработка;

- пенсия командира боевой части (с учётом районного коэффициента) – 25.903,8 рублей, или 13 процентов от утраченного заработка.

Расчёты показывают, что в среднем коэффициент замещения утраченного заработка (а точнее его пенсионнообразующей базы) составляет 10–25 процентов. Соответственно, чем меньше была пенсионнообразующая база, тем выше будет коэффициент замещения. Если исходить из ориентира, к которому стремится система обязательного пенсионного страхования для трудовых пенсий, - к 40-процентному коэффициенту замещения, то для военнослужащих такой коэффициент в настоящее время недостижим.

В связи с этим можно утверждать, что при выходе на пенсию военнослужащий резко снижает свой прежний уровень жизни (как и уровень жизни членов семьи), если у него нет иных источников дохода, кроме военной пенсии. Оппоненты могут возразить, что военнослужащие уходят на пенсию за выслугу лет в среднем в 43–44 года и у них есть возможность заработать ещё и трудовую пенсию. Кроме того, если сравнивать средние военные пенсии за выслугу лет с трудовыми пенсиями по старости, то в 2012 году первые должны превысить вторые в 1,65 раза.

Одновременно в качестве контраргументов можно привести то, что в США в военной пенсии коэффициент замещения утраченного заработка (денежного довольствия) составляет 60–80 процентов (как, кстати, было и в СССР). Между тем в Стратегии социального развития ВС РФ до 2020 года чётко обозначены ориентиры: размеры денежного довольствия военнослужащих должны на 25 процентов превышать среднюю зарплату работников отраслей экономики, а коэффициент замещения утраченного заработка в военной пенсии должен составлять 80 процентов.

Вообще же сравнивать трудовую пенсию по старости и военную пенсию за выслугу лет некорректно по ряду причин, и прежде всего в силу разной социально-экономической природы этих пенсий. Однако в российском законодательстве утвердился общий подход к трактовке пенсии как компенсации утраченного заработка в случаях наступления старости, инвалидности или потери кормильца, что нивелирует различия в социально-экономической сущности военной пенсии и трудовой пенсии по старости.

Чёткого определения военной пенсии законодатель не даёт, но из сути статьи 2 Федерального закона РФ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» следует, что это ежемесячная государственная денежная выплата, право на получение которой определяется в соответствии с условиями и нормами, установленными настоящим федеральным законом. Однако далее из анализа текста этой статьи закона можно сделать вывод, что компенсация утраченного заработка относится только к пенсиям федеральных государственных гражданских служащих. В той же части, где речь идёт, собственно, о военнослужащих (к которым, в частности, законодатель относит и прокурорских работников, и сотрудников таможенных органов, и пр.), пенсия трактуется законодателем как компенсация вреда, «нанесённого здоровью граждан при прохождении военной службы, в результате радиационных или техногенных катастроф, в случае наступления инвалидности или потери кормильца, при достижении установленного законом возраста». Таким образом, законодатель рассматривает военную пенсию как один из элементов публично-правового механизма компенсации вреда, куда помимо пенсии могут относиться и ежемесячные компенсационные выплаты, а также ряд иных выплат.

Действительно, сама специфика военной службы, её тяготы и лишения, законодательно предусмотренные ограничения прав и свобод военнослужащих, повышенные риски для их жизни и здоровья, морально-психологическое и физическое напряжение - всё это требует в качестве компенсации и повышенного денежного довольствия и, соответственно, пенсионного обеспечения (что было и в царской России, и в советский период, и как интенция существует сегодня).

Однако если обратиться к структуре той расчётной базы, с которой исчисляется пенсия военнослужащего, то она включает в себя только должностной оклад, оклад по воинскому (специальному) званию и процентную надбавку за выслугу лет. Все те компенсационные выплаты, которые, собственно, и отражают трудности и риски военной службы: ежемесячные надбавки за особые условия военной службы и за выполнение задач, непосредственно связанных с риском для жизни и здоровья в военное время; коэффициенты (районные, за военную службу в высокогорных районах, за военную службу в пустынных и безводных местностях); процентные надбавки за военную службу в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и других местностях с неблагоприятными климатическими и экологическими условиями; коэффициент к денежному довольствию военнослужащих, выполняющих задачи в условиях чрезвычайного положения, при вооружённых конфликтах, - в пенсионнообразующую базу для расчёта военной пенсии не вошли.

А ведь именно данные надбавки составляют одну из частей компенсационного механизма для военнослужащих и должны быть внесены в состав расчётной базы для исчисления военных пенсий. И, соответственно, как показывают авторские расчёты, способны повысить коэффициент замещения утраченного заработка в военной пенсии минимум ещё на 10 процентов.

Наконец, существует вопрос, касающийся так называемого понижающего коэффициента при исчислении военной пенсии (статья 43 Закона о военных пенсиях). Пенсия за выслугу 20 лет и более назначается в размере 54 процентов от соответствующих сумм денежного довольствия и за каждый год выслуги свыше 20 лет она повышается на 2 процента от указанных сумм денежного довольствия до достижения 100 процентов от данных сумм. Такой коэффициент при назначении пенсий федеральным государственным гражданским служащим, а также военным судьям, прокурорским работникам, сотрудникам Следственного комитета РФ (которые, как уже отмечалось, тоже отнесены к военнослужащим) отсутствует.

При введении такого коэффициента те пенсионеры, которые вышли на пенсию до 2012 года, оказались в худшем положении, чем те, кто выйдет на пенсию только в нынешнем году. И те и другие получат 54 процента от соответствующей расчётной пенсионной базы. Но при этом у «новых» пенсионеров есть больше шансов дожить до полной пенсии, чем у тех, кому в настоящее время, скажем, 70 и более лет (ведь полная пенсия возможна только через 23 года нахождения на пенсии).

В связи с этим нами предлагается учитывать при введении понижающего коэффициента 0,54 время нахождения военного пенсионера на пенсии (например, если военный пенсионер получает пенсию за выслугу лет в течение 10 лет, то его понижающий коэффициент должен быть равен 0,74; 15 лет - 0,84; 20 лет - 0,94) или возраст пенсионера (например, при достижении общеустановленного возраста выхода на пенсию 60 лет - для мужчин и 55 лет- для женщин, коэффициент должен быть увеличен до 100 процентов).

Безусловно, предложенные выше меры позволят увеличить коэффициент замещения утраченного заработка в военной пенсии. Но всё это потребует и увеличения расходов федерального бюджета. Полностью избежать увеличения данных расходов в любом случае не представляется возможным, но можно их сделать более эффективными. В связи с этим предлагается сделать шаг не только по вовлечению военнослужащих в систему обязательного пенсионного страхования (что уже начинает действовать в рамках программы софинансирования пенсий), но и по привлечению их к активному участию в системе негосударственного пенсионного обеспечения (тем более что примеры деятельности военных эмеритальных касс, которые действовали на накопительных принципах, в истории нашей страны уже были). Речь идёт о создании корпоративных пенсионных программ для военнослужащих.

Представляется, что в настоящее время назрела необходимость и возможность формирования таких программ (пусть даже первоначально в качестве пилотного проекта). Во-первых, в настоящее время денежное довольствие военнослужащих выше, чем средняя начисленная зарплата по экономике в стране, что позволяет говорить о наличии денежных средств у военнослужащих для вложения в свою будущую пенсию.

Во-вторых, военнослужащие проявили интерес к программе софинансирования пенсий. Отсюда можно сделать вывод, что они готовы вкладывать средства в формирование своей будущей пенсии.

В-третьих, данные программы будут строиться на паритетных началах. Страховые взносы со стороны государства могут выплачиваться через Фонд национального благосостояния (как это делается сейчас для военнослужащих, участвующих в Программе софинансирования).

В-четвёртых, пенсионные корпоративные программы могут строиться по нескольким моделям: с участием военно-страховых компаний, негосударственных пенсионных фондов, которые будут отбираться по конкурсу. Так, в настоящее время, насколько нам известно, разрабатывается конкурсная документация для размещения заказа путём проведения торгов по выбору страховщика (страховой организации) для осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы. Выигравшие конкурс страховые компании могли бы осуществлять и пенсионное (добровольное) страхование военнослужащих.

С организационной точки зрения менее сложно, как представляется, закрепить участие военнослужащих в корпоративных пенсионных программах, которые реализуются с участием негосударственных пенсионных фондов. Но в правовом поле такой механизм не проработан вовсе. Вместе с тем по примеру корпоративных пенсионных программ, которые в настоящее время сформированы в целом ряде корпораций, такие программы могли бы быть созданы и для военнослужащих.

Автор: Полковник в отставке Михаил АРАНЖЕРЕЕВ, кандидат экономических наук. Светлана ХМЕЛЕВСКАЯ, доктор философских наук, профессор МГУ.